Дюнкерк

Фильм об эвакуации британцев из Дюнкерка во время Второй мировой. Скажем так: я тревожилась. За Кристофера. Все-таки не совсем его формат. Думала, может, будет все же какая-то мистическая составляющая? Вдруг покажут нам, почему Гитлер ‘передумал’, ведь в этой точке, несомненно, мог быть перелом войны… (кстати, ни Адольфа, ни немцев в принципе вы не увидите, — обезличенная масса, как в Панфиловцах, только там она мглистая). Вдруг тогда накинутся (на Нолана), что историю извратил? Хотя, вряд ли вреда было бы больше, чем от некоторых псевдонаучных книг. В фильме нет крикливого патриотизма. А уж отношения англичан и французов… Это даже смело, показать так. И очень здорово, что Дюнкерк (сама эвакуация) не связан с советскими войсками, потому что тогда возможно было бы негодование из-за нестыковок с нашим восприятием. Оказалось, что Нолан опирается исключительно на реальность (видимо, поэтому братец его не в соавторстве). И играет он лишь временной линейкой. Иначе, был бы не Нолан. Но! Это не возведено в интригу! Вам с первых же секунд фильма объясняют, кто из персонажей на каком временном расстоянии от некоего события. Если бы не это, то монтаж сошёл бы за параллельный. Что немаловажно: фильм затрагивает лишь события в Дюнкерке. Мы не видим конец войны, не знаем, что дальше будет с персонажами. Что понравилось: при всей навороченности, это вам не Бондарчуковский ‘Сталинград’. Стиль авторский: плавные кадры, необычные ракурсы, но без клипового монтажа. Зрелищно невероятно, а спецэффектов минимум, эсминцы даже настоящие были. Циммер вновь потрудился над саундтреком! Он пронзительный. Не в плане того, что трогает, а по нагрузке. Да! Обратите внимание на звук секундной стрелки! Когда начнётся, когда оборвётся. Далее: при всей демонстрации единства британского духа, Нолан умудрился вывести и нелицеприятных персонажей. Но таких прямо настоящих. Например, есть человек с пост-травматическим синдромом, а есть тот, кто в минуту слабости поддался всему низменному в себе. Обычно, в военных фильмах такие герои потом искупают малодушие через некий акт самопожертвования. Не у Нолана. Персонаж лишь сдвигает акценты.

Вместо раскаяния, — стыд, питаемый исключительно тщеславием и гордыней. Что я вижу за кадром: пройдёт несколько лет, и такой человек даже в собственном сознании будет помнить все иначе. Очень интересна и жутка вот эта тема с подменой истинного и спокойного героя на любой ценой выжившего индивидуалиста. Особенно, если учесть, что одна из этих контрастных сторон — Том Харди. Он и тут, как Бэйн, в маске весь фильм. Все принятые решения — отыграл глазами. Вообще, отметила ‘лейтмотив’ слепоты. Тут не получится без спойлеров расписать, так что если кто-то после просмотра захочет обсудить именно этот ‘знаменатель’, я готова. А вообще, фильм о войне в принципе. О любой. В том числе и о войне с самим собой. «Дюнкерк» не станет любимым. Я привыкла, что Нолан более жесток к нашему сознанию и воображению. А здесь он скорее апеллирует к общечеловеческим рассуждениям. Качественно. Стильно. Исключительно хорошие эмоции (несмотря на невеселую фабулу).